Последние новости
Театральная перемена

Театральная перемена

Руководитель муниципального творческого объединения «Премьера» Тина Лысова рассказала, каких изменений ждать в новом театральном сезоне.

— Тина Юрьевна, начинается новый сезон, и грядут сразу два солидных юбилея: 25 лет Кубанскому симфоническому оркестру и 25 лет Молодежному театру. Скажите, пожалуйста, будут ли они праздноваться? Если да, то каким образом?

— Конечно, будут. Свои праздники актеры отмечают в театре. Не застольем, конечно, а премьерами концертных программ и постановок. Молодежный театр на свой юбилейный сезон готовит две премьеры, которые пройдут в этом году. Открывается театр премьерой спектакля «Гедда Габлер», которую ставит Константин Демидов, запомнившийся нам по постановке спектакля «Событие» по Набокову. Даниил Безносов, который сейчас у нас главный режиссер Молодежного театра, готовит к постановке пьесу Островского «Гроза». У него свое видение этого произведения. Мы удивим зрителей расположением зрительного зала, рассадкой, ракурсом, с которого они будут смотреть этот спектакль. Я думаю, что лучший праздник — праздник в кругу тех людей, которым близко наше искусство.

Кубанский симфонический оркестр в свой юбилейный сезон входит с новым главным дирижером. Им стал Денис Ивенский. Владимир Александрович Понькин остался художественным руководителем.

— А это он сам решил уйти с поста главного дирижера?

— Да. У него изменились личные обстоятельства жизни, и изменилось место жительства. Поэтому регулярно выполнять функции главного дирижера, то есть системно работать с оркестром, он не сможет. Поэтому мы, закончив сезон, с ним поговорили, и он принял такое решение. Но Денис — его ученик. И культуру исполнения своего учителя он несет в оркестр.

— Кстати, о Молодежном театре. 7 сентября труппа ездила на фестиваль «Артмиграция» в Москву, где показала спектакль «Шекспир. Зимняя сказка». Скажите, пожалуйста, у вас есть какой-то человек, который следит за фестивалями, отсматривает их, решает, какой спектакль показать, когда поехать, куда поехать?

— Конечно, занимается, но не специально обученный человек, а директор театра, который является специалистом во всех направлениях деятельности своего подразделения. Фестиваль «Артмиграция» — это фестиваль, на котором отсматриваются работы молодых режиссеров, выпускников столичных вузов. Мы подходили по всем параметрам. Режиссер должен быть до 35 лет, а Даниилу Безносову сейчас меньше. И мы решили, что эта работа вполне достойная, поэтому отправили свою заявку. Было более 50 участников, но нас выбрали. Конечно, мы рады. Конечно, переполняет гордость.

И еще один свой фестиваль мы проведем в Органном зале. Это 23-й Органный фестиваль. Приедут органисты из Германии, Италии, Франции. Вообще, поскольку у нас столько коллективов и разных жанров, мы очень любим неожиданные работы, когда совмещаются разные исполнители и жанры. Например, совместить орган с драматическим искусством. В Краснодаре этого не было. Можно по-разному относиться к тому, что получилось. Вот, два Заслуженных артиста Кубани так посидели вечерком и решили создать такой тандем. Интересная работа получилась — «Записки сумасшедшего» в исполнении Виктора Плужникова и Михаила Повалия. Мы повторно показываем эти работы, и они также пользуются зрительским вниманием, — полные залы.

— Тина Юрьевна, так и не нужно искать режиссеров: они среди актеров ваших, оказывается.

— Ну, актер и режиссер — это разные профессии. И актеру нужен режиссер. Но всегда есть самостоятельная работа. И вот такой выплеск, я считаю, что это отличное начинание. Вернее, вот та деятельность, которую ведет Союз театральных деятелей. Потому что надо творческую энергию, конечно, выплескивать. Обязательно давать возможность человеку реализоваться, самореализоваться. Ну, недаром профессию режиссера получают все-таки пять лет в институте и дают диплом. И актера учат не меньше.

— Тина Юрьевна, еще с прошлого лета тянулась история с Анатолием Тучковым. Были какие-то недовольства с его стороны, с вашей стороны. И все в итоге вылилось в его увольнение. Он сам уволился по собственному желанию и оставил театр. И вот новый сезон начинается уже без него. Как вы можете вообще прокомментировать эту ситуацию, и не больно ли вам как руководителю то, что уходит из вашего театра такой человек, который стоял у его основания?

— Да, Анатолий Семенович действительно покинул театр, объявив о своем уходе, он сам принял это решение, публично объявил о нем, причем это для меня было такой же неожиданностью, как и для всех присутствующих на этом спектакле. Что я могу сказать? Анатолий Семенович проработал, наверное, около 20 лет в театре. Он известен, у него есть свой стиль, свой почерк. Он много лет руководил этой структурой, хорошо руководил. На мой взгляд, никаких объективных причин для увольнения не было. Это субъективная оценка. Ну, каждый человек по-своему оценивает какую-либо ситуацию в жизни. Лишить человека права принять решение, касающееся собственной жизни, мы не можем. Анатолий Семенович принял такое решение. При этом он выполнил все свои обязательства. Он закончил спектакль, выпустил, и репертуар театра пополнился еще одним хорошим спектаклем. Кроме чувства глубокого уважения и безмерной признательности я других чувств к Анатолию Семеновичу не испытываю. Но люди искусства очень эмоциональные. Возможно, пройдет время, и вот те эмоции, которыми окружено сейчас положение дел в Новом театре кукол, остынут и схлынут. И, как говорят психологи, появится возможность посмотреть на эту ситуацию с балкона, чуть-чуть отдалившись. И я не исключаю, что Анатолий Семенович нас порадует еще своими спектаклям.

— Как приглашенный режиссер?

— Я думаю, что да. Вы понимаете, есть разница между творцом, человеком, занимающимся только своим спектаклем, творчеством и реализующим себя, и есть требования, которые предъявляются к должности художественного руководителя театра. Эти требования будут предъявляться к любому лицу, которое будет находиться на этом месте. И иногда возможен конфликт внутренних интересов и тех требований, которые им диктует время. Управление театром — сейчас достаточно сложная вещь.

— Вы останавливали Анатолия Семеновича, когда он принес вам заявление?

— Во-первых, Анатолий Семенович — мужчина, который всегда выполняет свои слова. До этого он со мной не советовался об этом. Конечно, мы с ним обсуждали эту ситуацию. Ну, вот она уже случилась. Если ему когда-нибудь     нужна будет моя помощь, он всегда может на меня рассчитывать. Разговоры ходили разные. До меня доходили слухи о том, что театр закрывается, театра не будет, здание продадут. Нет, это не так. Те люди, которые распространяют эти слухи, у них, наверное, много свободного времени, богатая фантазия и отсутствие объективной информации. Театр функционирует. Он открыл свои двери, принимает первых зрителей в этом сезоне премьерной постановкой. У нас в репертуаре достаточно спектаклей, богатейший репертуар. Также будет новогодняя кампания. Все будет повторяться.

— На ваш взгляд, какая будет дальнейшая судьба у Нового театра кукол?

— На данный момент положение дел в Новом театре кукол не вызывает никакой озабоченности. Но без лица, руководящего творческим процессом, долго ни один театр не сможет существовать. Мы сейчас вступили в переговоры с московским Театром кукол имени Образцова. Конечно, я хочу пробовать разных режиссеров. Мы будем приглашать режиссеров разных школ. Но пока я ни на одной кандидатуре не останавливаюсь и, конечно, не буду никаких назначений делать до того, пока режиссер не поработает с труппой.

— Тина Юрьевна, действительно, у вас совершенно другой характер, нежели чем у творческих людей, и как же вы с ними работаете, руководите? Как вам это удается вот уже пять лет?

— Да, в качестве первого лица пять лет. А вообще, в этой организации я работаю уже 21-й год. И первая моя задача не мешать им творить и всегда выслушать. Они сами придут с инициативой. Естественно, ее надо просто распределить, эту нагрузку, и дать им возможность себя выразить в творчестве. Ну, как говорила героиня одного известного фильма: «Трудно организовывать троих, потом число не имеет значения». Немножко не соглашусь, конечно, это трудно. Они действительно особенные люди, очень эмоциональные, они обостренно ощущают все, не так, как мы.

— А вы за эти годы не научились у них этому?

— Нет. Наоборот, как об скалу эмоции разбиваются, когда утешаю, отпаиваю чаем, расспрашиваю. Потому что, вот им нужно так жить. Это хорошо, что они такие. Ну, были бы мы все одинаковые, кто бы творил? Вот у меня духовой оркестр, Валентин Владимирович Спиридонов — фанат своего искусства. Мы давно перешли все жанровые ограничения. Мы играем симфоническую музыку и перекладываем ее на духовые оркестры. Кто-то может сказать, а зачем это нужно? А ему нужно. Но у нас нет авторитарного управления. У нас есть и художественный совет, и, приступая к чему-то, мы обязательно поговорим, выстроим планы, мы очень часто общаемся. И всегда стараемся это делать в непринужденной обстановке. Нет такого, чтоб я кулаком по столу била. А, вообще, просто их направляешь и даешь им возможность творить. Стараешься даже оберегать от бытовых каких-то проблем.

— Тина Юрьевна, спасибо вам за беседу. Увидимся на концертах и спектаклях.

— И вам спасибо за приглашение, за беседу. Конечно, увидимся.

 

Беседовала Елена Лифанова